КС РФ признал неконституционным отсутствие ограничения сроков взыскания долгов

Конституционный Суд РФ определил, что практика прерывания исполнительного производства без объективных причин, а потом возобновление его через неопределенный срок, нарушает права должников и противоречит нормам Основного закона. Федеральный законодатель должен устранить данное нарушение в кратчайшие сроки.

Конституционный Суд РФ проверил на соответствие Конституции РФ части 1 статьи 21, части 2
статьи 22 и части 4 статьи 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве». В постановлении от 10 марта 2016 года судьи сделали вывод о том, что данные нормы нарушают права граждан, а значит являются неконституционными.

Жалобу на положения ФЗ «Об исполнительном производстве» подал гражданин, который задолжал ОАО «Сбербанк России» по кредиту и суд вынес решение о взыскании с него этого долга. В ходе исполнительного производства судебные приставы арестовали его имущество в 2010 году. Но взыскатель отозвал исполнительный документ и все имущество осталось у владельца, арест снят, а исполнительное производство закрыто. Спустя три года, в 2013 года банк снова подал исполнительный документ судебным приставам и попросил возобновить производство в отношении должника. Что и было сделано в 2014 году. Должник попытался оспорить пропущенный взыскателем срок предъявления документа к исполнению, но проиграл процесс. Суд указал, что в силу статей 21, 22 и 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве» действия взыскателя и судебных приставов являются законными и обоснованными.

Конституционный Суд отметил, что, действительно, по нормам этих статей у кредитора есть право отзывать документ, предъявленный к принудительному исполнению, тем самым прерывая трехлетний срок, установленный статьей 21 ФЗ «Об исполнительном производстве. Так, срок предъявления
документа к исполнению прерывается при предъявлении его к исполнению, либо частичным исполнением исполнительного документа должником (часть 1 статьи 22). При этом, после
перерыва течение срока возобновляется, а время, которое истекло до его прерывания, в новый срок не засчитывается (часть 2 статьи 22). В то время, как сам неистекший срок принудительного взыскания приостанавливается одновременно с исполнительным производством, и продолжается со
дня его возобновления (статья 19). Поэтому, взыскатель, не имея никаких объективных причин и мотивов имеет возможность все время возобновлять трехлетний срок, делая тем самым бессрочной возможность принудительного взыскания долга.

Однако, как принято в международном праве, и как сам КС РФ уже указывал в своем постановлении от 14 мая 2012 года № 11-П, установленные законами сроки предъявления исполнительных документов к исполнению должны отвечать интересам защиты конституционных прав взыскателя, но, при этом, они не могут нарушать конституционные права должника. Поэтому, ситуация, определенная нормами закона, при которой должник, при существовании вынесенного в отношении него и не исполненного в трехлетний срок судебного акта, постоянно пребывает под угрозой применения к нему исполнительных действий и мер принудительного исполнения, является противоречащей требованиям Основного закона России. Более того, такая ситуация приводит к существенному ущемлению
права собственности должника и препятствует его эффективной судебной защите.

Поэтому, Конституционный Суд РФ поручил федеральному законодателю внести в ФЗ «Об исполнительном производстве» изменения, направленные на урегулирование порядка прерывания
срока предъявления исполнительного документа к исполнению, если он ранее уже предъявлялся к
исполнению и был возвращен взыскателю по его заявлению. До внесения поправок в законодательство, судам надлежит внимательно подходить к вопросам исчисления сроков для предъявления документов к исполнению и, при необходимости, вычитать из них сроки, когда исполнительное производство на основании этих документов уже было открыто.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.