postheadericon Фигуранты дела «Тольяттиазота» официально осели в Великобритании — СМИ

15:18 21/03/2017

МOСКВA, 21 мaр — РAПСИ. Oбвиняeмыe рoссийскими прaвooxрaнитeльными oргaнaми в мoшeнничeствe фигурaнты дeлa «Тoльяттиaзoтa» – Сeргeй Мaxлaй, Aндрeaс Циви и Бeaт Рупрexт бoльшe нe рaзыскивaются Интeрпoлoм, сooбщaeт Кoммeрсaнтъ.

Экспeрты связывaют этo рeшeниe с вeрдиктoм Мaгистрaтскoгo судa Вeстминстeрa в Лoндoнe, рaнee oткaзaвшeгo Рoссийскoй Фeдeрaции в экстрaдиции экс-гeндирeктoрa тoльяттинскoгo зaвoдa Eвгeния Кoрoлeвa.

Вeликoбритaния нe в пeрвый рaз отказывает российским властям в выдаче разыскиваемых лиц. Как правило, это крупные бизнесмены и топ-менеджеры, обвиняемые в России в хищениях, мошенничестве и неуплате налогов, такие как Борис Березовский, Евгений Чичваркин, Владимир Махлай и другие.

Напомним, в конце 2012 года Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере на «Тольяттиазоте». По версии следствия, «Тольяттиазот» продавал свою продукцию по заниженной цене трейдеру Nitrochem Distribution AG, дочерней структуре Ameropa AG Андреаса Циви, который еще и владеет 12% акций «Тольяттиазота». Трейдер уже реализовывал продукцию по рыночной цене. Уже в январе 2013 года гендиректор ТоАЗа Евгений Королев отбыл в Лондон «в служебную командировку», из которой он так и не вернулся. Ему было предъявлено обвинение в мошенничестве, причинившем заводу ущерб в $550 млн. Год спустя против Королева завели уголовное дело по статье «злоупотребление полномочиями» по факту вывода из ТоАЗа наиболее ликвидных активов – метанолового производства вместе с земельным участком, на котором оно расположено. Суммарный ущерб, нанесенный предприятию незаконными действиями, оценивается экспертами в $1,5 млрд.

Евгений Королев был заочно арестован и объявлен в международный розыск. В декабре 2014 года суд заочно арестовал и других руководителей «Тольяттиазота» – председателя совета директоров Сергея Махлая, совладельца Владимира Махлая, главу Ameropa Андреаса Циви и директора Nitrochem Беата Рупрехта. Все пятеро фигурантов были объявлены в розыск Интерполом. В России расследование дела близится к завершению и скоро будет передано в суд.

В Великобритании же Магистратский суд Вестминстера под председательством старшего окружного судьи Эммы Арбутнот решал вопрос об экстрадиции экс-гендиректора ТоАЗа Евгения Королева на родину. Британские судьи по-прежнему относятся с большим недоверием к работе российских коллег. В частности, в своем решении судья Арбутнот ссылается на дело восьмилетней давности, в котором судья Воркман, рассматривавший запрос об экстрадиции Владимира Махлая и его помощника Александра Макарова, поверил профессору Боурингу, который «представил доказательства коррумпированности и недостаточной независимости судебных органов, участвующих в деле «ТоАЗ». Этот эксперт также считает, что уголовное преследование было политически мотивировано, поскольку были затронуты финансовые интересы правящей группы в России». 

Cудья Арбутнот не стала перечить своим британским коллегам и записала в решении: «В случае экстрадиции [Королева] дело будет слушаться в Басманном суде Москвы под руководством судьи Егоровой, которая известна тем, что выносит решения в угоду стороне обвинения». «Передача дела в Басманный суд вызывает дополнительную обеспокоенность в связи с этим процессом», – пришла к выводу судья. Басманный суд вообще упоминается в решении множество раз. «Важной особенностью заказного уголовного преследования является «телефонное правосудие», представляющее собой способ влияния представителей исполнительной власти на рассмотрение дела в суде. В 2004 году даже появилось словосочетание «басманное правосудие», указывающее на процессуальные нарушения, широко распространённые в то время в Басманном районном суде Москвы. Нынешний глава Генеральной прокуратуры, г-н Чайка, был назначен на эту должность в 2006 году. Против него и его семьи многократно выдвигались обвинения в коррупции», – говорится в решении магистратского суда. Британский суд также критически оценил и российское следствие. В решении отмечается, что следователи слишком близки к компании заявителю: «Настоящий запрос об экстрадиции основан на деле со слабой доказательной базой, … с коррумпированным, но влиятельным истцом, доказательствами, представленными следователями, которые выглядят слишком тесно связанными с истцом, … свидетельством зависимости судей в новом суде и предположением о том, что размер компании и ее доминирующее положение на рынке обусловливает потенциальную политическую заинтересованность в результате уголовного преследования».

Хотя магистратские суды обычно занимаются транспортными нарушениями и проблемами несовершеннолетних, вопросы экстрадиции также находятся в их ведении. Отсюда и парадокс: в суде низового, казалось бы, уровня даются оценки целым политическим и правовым системам, считают российские эксперты. Таким образом, получается что в решении Магистратского суда Вестминстера резко и безапелляционно осуждается вся российская судебная и правоохранительная системы, а потерпевшие по делу указаны как коррупционеры и рейдеры. При этом ни тем, ни другим не была предоставлена возможность изложить и защитить свою точку зрения, поскольку на заседании британского суда они не присутствовали. 

«Довольно странный подход суда Великобритании, когда при рассмотрении конкретного дела дается оценка всей судебной системы Российской Федерации. Может быть российские правоприменительные структуры далеки от совершенства, но праве ли судебный орган одного государства, причем далеко не высшей инстанции, давать оценку судебных и следственных структур другой страны?! Вправе ли государство отказываться от выполнения своих обязательств, предусмотренных международно правовыми актами и производить свой собственный пересмотр судебных решений, вынесенных компетентным судом иного — суверенного государства?! Да, для пересмотра судебных решений существует международно-правовой порядок и заинтересованные лица могут использовать этот механизм, например, обратившись в Европейский суд по правам человека. И только тогда можно говорить о правомерной оценке судебных актов, но эта оценка производится специально созданным наднациональным органом, а не судом другого государств», — прокомментировал РАПСИ решение британского суда известный адвокат Александр Глушенков.

Единственный довод защиты, вызвавший сомнение у британского судьи – та самая «служебная командировка» Евгения Королева, в которой он якобы находился с начала 2013 года. По ее мнению, в Англии он все-таки скрывался от правоохранительных органов. Однако отказать в экстрадиции это не помешало.

Решение суда по экстрадиции Евгения Королева можно считать демонстративным, т.к. оно было вынесено на основании исключительно показаний менеджеров ТоАЗа и приглашенных ими же экспертов, считают российские специалисты по международному праву. Британия, видимо, по-прежнему просто рада видеть у себя «политических» беженцев из России, особенно готовых инвестировать в ее экономику значительные средства, происхождение которых не так уж важно.

Комментарии запрещены.